Книга — предмет торговли

Даже книга серьезного содержания рискует оказаться всего лишь изящной безделушкой в шкафу модного щеголя. Сатирик иронически благодарит книгопродавцов «за то, что они превратили Цицерона в Адонида, Тацита в петиметра, Сенеку в щеголя <...> они одели их прелестным образом в небесный цвет, в вердепомовый (яблочно-зеленый. — Ю. Г.), в алый <...>

А малые разумы малых писателей, напечатанные в шестнадцатую долю листа? Как это нравится! Как это хорошо прибрано!»4. Переплеты из кожи, окрашенной в яркие цвета с богатым кружевным тиснением золотом на корешке и обеих крышках, — тоже дань моде на изящную книгу. В то же время облик переплета обыденного, не парадного характера несколько упрощается. Украшен тиснением и названием книги (обычно на цветной наклейке) в нем лишь корешок. Сторонки не всегда покрыты кожей, она защищает лишь углы их, остальное может быть оклеено бумагой с разводами под мрамор. Эта же «мраморная» бумага, обычно более светлая и яркая, используется нередко для форзаца, тоже внося в облик книги нарядную узорчатость. Для форзацев же предназначалась и бумага с печатным узором, вроде набойки, или гладкоокрашенная.

К концу века манерное изящество рококо отступает под воздействием более строгих, классических вкусов. Сдержаннее применяется орнамент, асимметричные цветочные композиции вытесняются мотивами, близкими к архитектурным. Суховатая скуль-птурность форм и монументальная строгость композиции берут верх в гравированной иллюстрации над воздушностью и игривой подвижностью, господствовавшими еще в середине века. Строже становится и шрифт. В Англии уже в 50-х гг. создает свою геометрически- четкую, очень контрастную антикву издатель и типограф Дж. Баскервилл.

Он опирался на еще более ранние работы У. Кезлона. Впоследствии шрифты Баскервилла оказали влияние на работы Ф. А. Дидо во Франции, Дж. Бодони в Италии и Ю. Э. Вальбаума в Германии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *