Культура античности. Часть вторая

Раздел: Книги

Надгробие из Поповки, в котором больше динамики, принадлежит, вероятно, к более раннему времени. Скорее всего, оно выполнено в то время, когда близлежащее позднескифское укрепленное поселение у Поповки еще существовало, т.е. во II в. н. э. В это время в нем могли жить не только скифы и греки, но и сарматы. Сопоставление надгробия из Поповки с рельефом из Козырки позволяет выдвинуть предположение, что оба памятника относятся к рельефам сарматского круга, но различны по времени (первый относится ко II в., а второй — к первой половине III в. н. э.).
Это предположение станет более убедительным при сопоставлении надгробия из Поповки с группой варварских рельефов Боспора I— III ее. и. э. Среди боспорских надгробий самое позднее и по стилю наиболее варвари-зованное—это стела Хедосбия21. В. В. Шкорпил по характеру письма датирует памятник концом III в. и. э. Те черты, что мы отмечали в рельефе из Козырни, получили здесь дальнейшее развитие (жесткость контуров, вырезанных под прямым углом, неподвижность коня, упрощение форм, плоскостность и линеарность, условность, схематизм, преобладание графического начала над скульптурным). Варварский характер стелы гармонирует с негреческим именем царя, условными растительными мотивами орнаментации и сценой охоты в нижнем ее ярусе.
К более раннему времени мы склонны отнести фрагмент рельефа из Керчи, где изображен всадник с двумя копьями (рис.2). Памятник выполнен из местного известняка (размеры—0,36x0,27 0,27x0,06). Работа примитивная, мастера-варвара. Силуэт спокойно стоящего коня, с характерным вытянутым корпусом, и воина вырезаны под прямым углом и изображены в наклонном положении, близком положению всадника на рельефе из Поповки. Поза коня совершенно неподвижна, ноги его сомкнуты, параллельны и прямолинейны. Живее изображен седок, обращенный лицом к зрителю; намечены глаза, нос, рот, в правой отставленной руке два длинных копья, изображенные вертикальными резными линиями. В левой, выдвинутой вперед руке поводья, также переданные резьбой. На воине рубаха с длинными рукавами. В общих чертах намечено седло. Изображение всадника
наивное и неумелое рядом с надгробием к
из Поповки. В керченском фрагменте седок по отношению к коню непомерно
велик. Изображение напоминает всадников на сарматских граффити.
Рельеф из Поповки выполнен с большим мастерством. И тем не менее общность стиля двух этих рельефов несомненна. При этом керченский рельеф входит в круг памятников, послуживших как бы исходным моментом в процессах формирования образов сарматских всадников с копьями сарматского типа, примером которых является всадник на надгробии из Поповки. Стилевая и, если так можно выразиться, этнокультурная основа всех четырех упомянутых памятников этого круга — общая. И несмотря на то, что они относятся к разному времени, от I до III в. н. э., все они сохраняют традиционную сарматскую манеру изображения как всадников, так и сцен охоты. Единство здесь я j столько в сюжете, сколько в стиле.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *