РАЗГОВОР НА КУХНЕ

—  Ну вот и все трудности мы одолели,— с облегчением сказал Марзуфело.

—  Нет, еще не совсем все,— огорчил я человечка.— Если ты был внимательным, то ты, наверное, заметил, что все предметы, вещи сделаны из разных материалов и имеют разную фактуру. Вот потрогай стеклянную гладкую бутылку, шершавый глиняный горшочек, шелковистую луковицу. На ощупь они все разные, твои пальцы это сразу почувствовали.

И художник должен уметь так нарисовать предметы, чтобы зритель увидел и понял, из чего они сделаны.

Для тебя пока это очень трудная задача, и вполне вероятно, что у тебя ничего сразу не получится. Но скоро ты подрастешь и справишься с ней.

А вот тебе последняя трудность: прищурь глаза, пожалуйста, посмотри еще раз на наш натюрморт и скажи мне: какой из предметов светлее, а какой — темнее? И не забудь об этом, когда будешь рисовать красками.

Чуфело было принялся за работу, но я остановил его:

—  Вот тебе мои последние советы, старайся сначала рисовать более твердым карандашом и не очень нажимай на него. Когда убедишься, что натюрморт скомпонован, можешь взять карандаш помягче. Аккуратнее пользуйся ластиком. Он сдирает верхний слой бумаги и лохматит ее. Ну вот, вроде бы и все — можешь начинать работать.

—  Да... А я и не думал, что так интересно рисовать всякие бутылки и горшочки... Художник, а почему, когда я не знал, что это все так трудно, я рисовал быстро и не задумывался?

—  А потому, что ты не рассматривал предметы, не вглядывался в них.

А ведь даже самый гениальный художник не смог бы придумать такой красоты и совершенства формы, как природа. Вот поэтому настоящие художники всегда учатся у природы. Рисуют с натуры. Вот и натюрморт свой ты тоже будешь рисовать с натуры. Начинай, пожалуйста!

...Прошло несколько месяцев. Чуфело изрисовал много альбомов, истратил три коробки красок и истер два ластика. Успехи были налицо.

Он регулярно ходил на выставки и любил разговаривать об искусстве. Стал важный, давал всем советы, независимо от того, спрашивают у него их или нет. Как-то вечером он пришел ко мне в комнату, уселся в кресло и заложил ногу на ногу.

—  Знаешь, Художник, а это все-таки очень хорошо, что ты тогда тушь на рисунок пролил...

—  Чего же хорошего, потом целый день пришлось переделывать.

—  А если бы не тушь, я так бы и провисел на стене, и ничего не узнал, и ничему бы не научился. Спасибо тебе, Художник!

—  Я тут ни при чем. Ты сам захотел заниматься... Я только помогал тебе советами, покупал нужный материал, читал

тебе книжки, водил тебя в театр, в кино,— словом, делал все, что могут делать дедушки, бабушки, папы и мамы для своего малыша. А вот ты, Чуфело-Марзуфело, и вправду помог мне.

—  А я-то при чем? Я книжки не писал...— растерянно произнес Чуфело.

Страницы: 1 2 3 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *