Тенденции 20-х гг. ХХ в.

Активно-волевые конструктивные тенденции 20-х гг. к концу десятилетия в значительной степени изживают себя в советской книге. Конструктивизм отступает в монтаж иллюстрированного журнала и фотокниги, свободное рисование пером теснит жесткую ксилографию.

Оно несет в иллюстрацию живую непосредственность впечатлений — и жизненных, и литературных, подвижность и воздушную легкость. Кажется, что иллюстраторы из группы «13» (В. Милашевский, Н. Кузьмин и др.) рисуют, не отрываясь от чтения, боясь увести читателя от текста разглядыванием картинок. Быстрый темп рисования становится для них законом: очерк фигуры, абрис лица — дальше, дальше! Н. Кузьмин обильно иллюстрировал этими легкими набросками «Евгения Онегина» (1934), обращаясь не столько к сюжету, сколько к пушкинским отступлениям, подчеркивая постоянное присутствие в тексте самого автора. В те же годы обогащается ансамбль материалов, красок и фактур книжного искусства, скромная обложка все чаще сменяется солидным переплетом. Издательство «Academia» — одно из культурнейших в стране, ориентированное на издание русской и мировой классики, в особенности культивирует богатое, комплексное оформление, нарядную книгу. Со временем декоративное и нередко стилизованное оформление отчетливо обособляется от иллюстрации, воспринимается как иной вид искусства, другая творческая профессия. Художественная цельность книги, к которой так стремились мастера 20-х гг., нарушается.

В свою очередь иллюстрация заметно обособляется внутри книги. Она занимает теперь нередко целый лист и может печататься на вклейках другой бумаги, в иной, чем текст, полиграфической технике. Это нужно, чтобы точнее воспроизвести тоновый светотеневой, а иногда и цветной рисунок, считающийся с этих пор почти обязательным условием художественной полноты изображения, его «реализма». Именно это направление усиленно поощрялось художественной политикой с середины 1930-х и вплоть до 1950-х гг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *